В период, предшествовавший 1914 году, Италия была союзницей так называемых Центральных держав - вместе с Германией и Австро-Венгрией она входила в Тройственный союз. Однако для многих итальянцев главным противником молодого государства (объединенная Италия появилась лишь в конце XIX века) была не Франция, которая помогла ему в объединении, а Австро-Венгрия. Значительной частью Италии в начале XIX века правили Габсбурги, упорно боровшиеся со сторонниками Рисорджименто. Итальянская общественность всегда считала, что районы, все еще остававшиеся под властью Габсбургов, например, Южный Тироль и порт Триест, являются исконными итальянскими землями и должны быть присоединены к остальной части Италии.
В январе 1915 года правительство Италии потребовало от Центральных держав уступить ей области Трентино и Фриули, а также вывести Триест из-под австрийского владычества - такую плату Италия назначала за то, что она сохранит нейтралитет. В течение следующих нескольких месяцев продолжались ожесточенные споры и переговоры, в ходе которых итальянское правительство договаривалось с Антантой о цене вступления Италии в войну на ее стороне. Хотя в стране существовало довольно сильное антивоенное движение, премьер-министр Антонио Саландра все же смог объединить различные политические силы и уже в мае Италия вступила в войну. 

2_prev.jpg

В начале июня 1915 года части итальянской армии развернули большое наступление на северо-восток и вторглись на австрийскую территорию. Они достигли реки Изонцо и форсировали ее на пяти участках. Наступление развивалось, и вскоре линия фронта протянулась от Флича (ныне Бовец) на юг к Горице. Генерал Луиджи Кадорна начал подтягивать сильные резервы, готовясь к широкомасштабному наступлению.
Итальянское Верховное командование надеялось одержать легкую победу, но на Изонцо итальянская армия столкнулась с очень серьезной проблемой: условия местности там были чрезвычайно удобными для ведения обороны. Военные действия проходили преимущественно в горах, и пехоте приходилось взбираться по крутым скалистым склонам под шквальным пулеметным и артиллерийским огнем, и рикошеты от скал наносили такой же урон, как и прямые попадания. Итальянские пехотные части понесли в ходе наступления огромные потери, и бывали случаи, когда солдаты противника, засевшие на хорошо укрепленных позициях, даже кричали им, стараясь убедить не предпринимать самоубийственных попыток взять неприступные позиции.
Итальянские войска не были обучены ведению боев в подобных условиях, и больше всего проблем создавали сбрасываемые сверху гранаты и колючая проволока, являвшаяся опаснейшим препятствием. Попытки разрушить проволочные заграждения с помощью взрывчатки не давали особого результата, поскольку их легко было восстановить, а артобстрел обычно не обеспечивал достаточной точности, чтобы расчистить от проволочных заграждений территорию перед наступающими войсками. 

3_prev.jpg

Первые два сражения на Изонцо, проходившие с конца июня до сентября, привели к большим потерям в итальянской армии. Так, в одной из частей, выступившей на фронт в составе 330 военнослужащих, к сентябрю осталось всего 25 человек. Попытка сокрушить австро-венгерскую армию и отбросить ее назад потерпела полный провал. Только во 2-м сражении на Изонцо погибло 43 тысяч итальянцев.
После сентября 1915 года итальянская армия в течение еще двух лет предпринимала тщетные попытки прорвать австро-венгерский фронт. После того как в июне 1917 года завершилось 10-е сражение на Изонцо, высшие офицеры стали проявлять все большее беспокойство по поводу падения боевого духа итальянских войск. В августе Кадорна предпринял еще одно - 11-е - сражение на Изонцо. В начале наступления удалось добиться некоторого успеха - 2-я итальянская армия Луиджи Капелло вытеснила австро-венгерские войска с плато Баинзицца. Однако это была, скорее, иллюзия победы, потому что император Карл приказал командующему австро-венгерскими войсками генералу Светозару Бороевичу фон Война отступить с Баинзиццы, чтобы итальянское наступление выдохлось само. Если еще 24 августа итальянцы считали, что они находятся на пороге решающей победы, то к 28 августа 2-я армия так и не смогла спуститься с плато. Кадорна перенес направление основного удара на другой участок фронта, и эти абсолютно бесполезные атаки не дали результата, если не считать тысяч погибших с каждой стороны.
19 сентября Кадорна отказался от попыток продолжать 11-е сражение на Изонцо. Хотя итальянские войска и продвинулись вперед, это стоило им 166 тысяч человек и привело к истощению итальянской армии. Кадорна обвинил в неудачах собственных солдат, произвел перестановки в Верховном командовании и ужесточил и без того суровые меры по поддержанию дисциплины.
Однако не только итальянцы с трудом переносили тяготы фронтовых будней. Австро-венгерские войска тоже сильно пострадали во время 11-го сражения на Изонцо. Император Карл обратился к немецкому Верховному командованию, проинформировав его, что Австро-Венгрия уже не в состоянии выдержать еще одно такое же интенсивное оборонительное сражение, и для проведения наступления ей придется снимать войска с Восточного фронта. В немецком Верховном командовании решили выделить силы (до восьми дивизий), которые должны были возглавить наступление в Италии.
На Итальянский фронт был отправлен уже имевший опыт военных действий в горах генерал Краффт фон Деллмензинген. Он признал, что разработанный австрийцами план наступления между Бовецем и Тольмеццо, через небольшой город Капоретто -на северном участке Изонцкого фронта - действительно имеет хорошие перспективы.